В гостях у Котляревского

Главная » Блог » В гостях у Котляревского

    25 Май 2017

    Когда нам предложили подарить себе экскурсию в доме-музее Котляревского, мы даже не догадывались, что экскурсовод окажется таким изобретательным и с таким потрясающим чувством юмора. Мы не только своими глазами увидели то, о чём другие только читают в учебниках; прикоснулись к истории, лицезрели место, где было написано произведение «Энеида», но и успели погладить, постирать, пройти необычные тесты. Но обо всём по порядку.

    К сожалению, настоящая усадьба, в которой жил Иван Котляревский, не сохранилась. Дом был воссоздан по акварельным эскизам Тараса Шевченко и представляет собой типичную украинскую хату XVIII века, также есть амбар и колодец с журавлем, куда можно бросить монетку. На сволоке дома (балке, поддерживающей потолок) сохранилась надпись: «Создася дом сей во имя отца и сына и святого духа. Аминь. Року 1705, месяца августа 1». Дед Ивана Петровича купил дом еще во времена Гетманщины – за 27.50 рублей. За один-два рубля можно было купить корову. После смерти Котляревского дом унаследовала экономка, которая прожила 112 лет.

    Гордость музея: две балясины помнят своих первых хозяев. Всего в музее около сотни оригинальных предметов быта, которые принадлежали Котляревскому и его семье, остальное — большей частью из той же эпохи.

    Иван Котляревский – главный идеологический враг русофобского режима. При любых исторических пируэтах Котляревский оставался личностью неудобной как для красных, так и для жовто-блакитних. Он не вписывался ни в клише крестьянско-рабочего поэта, ни в образ националиста, пропитанного животной ненавистью к москалям. «Основоположник» украинской литературы не носил хохлатую шапку, не пил сивуху, больше предпочитал ликер (в этом мы с ними похожи), не отпускал по-моржовьи висячие усы, не разливался ручьем над народной долей, как это делал Шевченко, гасясь в питерских кабаках, и не обзывал императрицу – «сукой» в отличие от того самого «революционера-демократа».

    За что я уважаю Котляревского, так это за верность самому себе, он не украинизировал насильно самого себя подобно Ване Фитилеву.

    Из лекции мы узнали, что Котляревский потерял отца в двадцать лет, потому учебу ему пришлось оставить. Какое-то время он служил в Полтавском магистрате, потом работал домашним учителем в семьях богатых помещиков и на воспитаннице одного из них хотел жениться, но девушку не отдали за бедного дворянина, у которого была только левада да несколько крепостных, заявив, что она обещана другому.

    В 1806—1807 годах Котляревский в ранге штабс-капитана принимал участие в Русско-турецкой войне 1806—1812 годов, был участником осады Измаила. Был награжден орденом Святой Анны 3-й степени, доказательства предоставили налицо.

    Обязательная зубрежка «Энеиды» Вергилия в детстве обернулась для Котляревского пародийной «Малороссийской Энеидой». Котляревский взял сюжетную канву у Вергилия, а идею и размер для стихов позаимствовал у Осипова, который задолго до него написал пародию на «Энеиду». Кто не читал, очень рекомендую аудиокнигу в прочтении Бориса Лободы. Юмор, которым пронизано произведение, не даст вам скучать. К примеру, когда Эней услышал о самоубийстве Дидоны (вдовы, с которой сожительствовал два года), сказал: – Нехай ій вічне царство. Мені-жо довголітне панство. И щобъ друга вдова нашлась…» Очень жизненно и отвечает сегодняшним реалиям.

    В высших кругах русского общества в то время был очень популярен французский язык. Когда эту новинку ввели в программу семинарии, где учился Котляревский, знание языка позволило ему ознакомиться с новинками западных литератур и черпать из них вдохновение. Переводная и оригинальная русская литература, выходившая в Петербурге, также послужила посредником.

    В домашней библиотеке Котляревского было несколько латинских и французских авторов классической эпохи, русские книги были в основном переводные романы бывших тогда в ходу писателей. Он очень любил читать готические «страшилища» с привидениями и замками английской писательницы Анн Редклиф. «Дон Кихот» Сервантеса, плутовской роман «Жильблаз» французского писателя Лесажа, переводы Вальтера Скотта и Купера тоже попали в библиотеку Ивана Петровича.

    На задней полке поэт держал «клубничку»: произведения, считавшиеся особенно неприличными – «Похождения кавалера Фоблаза» приключения трансвестита от Луве де Кувре. Модным чтивом, в котором главный герой с женской внешностью, переодевается в платье и «динамит» мужчин, а настоящую любовь крутит с женщинами, увлекался не только наш классик, а и вся Европа. Он же старался всегда быть в тренде. Всеми этими книгами Котляревский охотно делился с приятелями, а некоторые использовал для вдохновения.

    Сюжет известной своей пьесы «Москаль-чаривнык» он «одолжил» у французской оперетки «Солдат-маг», написанной в 1760 году, но об этом мало кому известно.

    Котляревский слыл остроумным собеседником, мастерски рассказывающим неприличные истории. Очень любил принимать у себя гостей. Когда общество состояло больше из дам, как поклонник прекрасного пола, занимал дам остроумными рассказами и анекдотами, которые у него лились рекою, и обыкновенно напоследок сберегался такой анекдотик, от которого разбегались все слушательницы.

    Чтобы иметь средства к существованию, Котляревский был вынужден служить попечителем богоугодного заведения, где содержались местные сумасшедшие и инвалиды.

    Со скуки самый популярный украинский писатель организовал в Полтаве театр. Актриса Преженковская стала любовницей писателя. Чтобы привлечь ее внимание, были написаны пьески «Наталка Полтавка» и «Москаль-чаривнык». Это был самый скандальный роман в истории украинской литературы. Однако бульварной прессы на тот момент не было, поэтому подробности романа поглотила история. Актрисой Котляревский не ограничился. В его доме была специальная комната для экономки. А свое имущество – дом стоимостью 6000 рублей – он завещал вдове унтер-офицера Матрене Веклечевой.

    Часы привезены из Лондона. Символ роскоши и достатка

    Аптечка

    Комод в комнате матери

    Сосуд для воды, который изготавливали для мальчиков. Чем больше размер, тем статуснее.

    Экскурсовод не ограничился одним Котляревским и рассказал, например, почему я не пользовалась бы спросом на Руси, и скорее всего родители специально откармливали меня, чтобы хоть как-то пристроить. – Доброй души человек, – подумала я. – Среди славян андрогинов не водилось, так как их андротип подразумевал дородность. Худые практически не рожали, повивальные бабки заранее замечали девушек с узким тазом и знали, что зачастую такие девушки умирают при родах, либо погибает ребенок. Худоба рассматривалась, как болезненность, была симптомом чахотки. Худая девушка не способна была работать, у нее не было столько сил и энергии, чтобы управиться даже с половиной работы по дому, по хозяйству, на огороде, в поле, в заботе о детях, кроме того, именно женщины пряли и ткали, обшивая всю семью. Худоба девушки являлась своеобразным маркером её бедности, а потому зажиточные крестьяне не женились на них, чтобы не иметь нахлебников. Ялиц обходили десятой дорогой, отпуская вслед дразнилки: «Плоска доска и два соска», «плоскодонка», «стиральная доска», «ни сиськи ни письки». В наши дни поколение «вынужденные жиреть» сменилось на «без слез не глянешь».

    От внешности мы перешли к тесту «Хорошая ли вы хозяйка?»

    Первое задание – глажка. Утюг весом 4.160 кг не шел в сравнение ни с какими грузиками в гимнастическом зале. В награду за глаженье постельного белья и пары рубашек благоверному вы автоматически становились обладательницей прокаченных рук: бицепсы, трицепсы и прокачка даже тех мышц, о существовании которых вы не и подозревали. Своеобразная жаровня с ручкой заполнялась горячим углем, затем ей водили по ткани для эффекта глажки. Если жар сходил, утюгом размахивали в разные стороны («типали», поэтому в простонародье утюгу называли «типун»), либо дули в отверстия. Иногда раскаленные угли выпадали прямо на одежду, прожигая дыры. По одной из версий, именно от него произошло пожелание «типун тебе на язык!»

    Второе задание – стирка. Будь она не ладна. Недаром говорили в то время в народе, совсем не варило (стряпня) бабу постарило, а возня с грязными сорочками и портками. Пользовались рубелем и каталкой. Рубель («Indesit» того времени) – от слова «рубить», выемки вырубались топором. Ткань наматывали на каталку, свободный конец ткани прижимали к концу стола и с силой прокатывали ребристой поверхностью рубеля по каталке. Так несколько раз, пока ткань не разгладится. – Хай йому грець, – сказала я, пару раз проехав рубелем.

    Третье задание – достать рогачом чугун из печи. По тому, как ты это делаешь, экскурсовод определяет характер девушки (теперь я знаю, куда Микола приводит девушек на первое свидание). Мне он сказал, что я своенравная и импульсивная.

    Среди интересностей, которые прозвучали из уст экскурсовода, была история о королеве, которая проводила среди фаворитов, конкурс на самый учтивый и пикантный комплимент. Победил фаворит, сказавший: «Королева, у ваших ног так много поклонников, как бы я хотел оказаться между ними».

    Девушки в то время имели право сами выбирать себе жениха, а отворот-поворот давали не с помощью смс, а в виде гарбуза в присутствии всего села.

    Мужчины изменяли в основном с кумой, потому что так легко было скрыть измену. Когда кто-то их заставал наедине, оправдание всегда было наготове: – Да мы тут о крестнике говорили. – Если же не были связаны узами кумовства, то мужчины уходили огородами.

    Пятницу называли тяпница.

    Система оценивания знаний с 12-балльной не сравнится: туп, очень туп, науки не липнут – коротко и ясно.

    Губы вместо блеска и помады смазывали смальцем.

    За пуш-ап, который некоторые женщины заменяли тряпочками, могли наказать, как за обман.

    Экскурсовод упомянул также о том, что при рождении ребенка, женщина не отходила от ребенка до 40 дней, а у Шевченко сразу занималась сельхозработами:

    На панщині пшеницю жала,

    Втомилася; не спочивать

    Пішла в снопи, пошкандибала

    Івана сина годувать.

     

    Рассказал о том, что кофе в то время был очень дорогим напитком. 1 кг кофе равнялся стоимости коровы.

    – Але щось мені, паночка, підказує, що ви б свого чоловіка змусили завести ферму, – обратился ко мне экскурсовод.

    – Без сумнівів.

    Я бы и толстеть не стала, скорее, отправилась бы кочевать.

    0 0 vote
    Article Rating
    Подписаться на
    guest
    0 Комментарий
    Inline Feedbacks
    View all comments