Не Бахом единым

Главная » Рассказы » Не Бахом единым

    24 Мар 2018

    Прекрасное и ужасное, воздушное и тяжёлое, кружащее, подхватывающее вверх и сбивающее с ног, незримо парящее и завораживающее совместилось воедино и заполнило собою всё пространство. Грустная и пронзительная мелодия будто пророчила нерадостный финал героям психологической сценки. Мир катился в тартарары, сердце билось ещё сильнее. Переложение фа-минорной хоральной прелюдии Баха Я взываю к Тебе, Господи Иисусе сошлось с басами и барабанами тяжёлого рока, попадающими друг в друга, и заполнили студию. В миг, когда хрупкое тело оказалось в стальных объятиях, поднятое над полом, – затянувшейся прелюдии суждено было оборваться.

    В это раннее утро фитнес-студию делили две представительницы «слабого пола». В дальней комнате постоянная клиентка Эмма брала урок у станка у тренера Натальи. Балетный станок с двумя параллельными перекладинами давно занял почётное место в жизни Эммы. Выбрав нужный диск классической музыки для балета, Эмма настраивалась на нужный лад.

    По соседству в тренажёрном зале девушка внушительных габаритов, 94 килограмма живого веса с банданой для спорта на голове, вставляла в плеер диск от монстров рока. Тяжёлые аккорды заставляли её напрягать все силы и выполнять лёжа жим штанги весом в 70 кг. И в то время как музыка Баха успокаивала и заряжала Эмму языком пластики, рок давал силы Екатерине к выполнению тяжёлых подходов и повторений. Тяжёлый рок бодрил не только Катю, но и администратора студии, которую подкидывало на стуле при каждом «жалящем» звучании рок-гитары.

    Эмма, высокая брюнетка с завидной природной растяжкой, уже долгое время являлась постоянной клиенткой судии. Пять раз в неделю все присутствующие в зале ощущали на себе суровый, испепеляющий взгляд Эммы и командный тон.

    – Девочки, отойдите ещё дальше! – кричала Эмма посетительницам, которым был отведен для занятий квадратный метр отнюдь не маленькой студии. – Вы мне в спину дышите. Что было бы, если бы я уронила штангу?! – угрожающе вопрошала она у девушек с непроницаемым видом.

    Казалось, что ни один клиент не имел права выходить дальше раздевалки в часы тренировки Эммы.

    Во время силовых тренировок тренер по имени Сергей не имел права отлучаться ни на минуту. Эмма требовала повышенного внимания к себе.

    – Эмма, я отойду на минуту, сменю спортивные штаны на шорты, – тихим, умаляющим голосом прошептал тренер. – В зале так жарко.

    – Только не долго, – дала она амнистию, приступая к выполнению тяги верхнего блока за голову.

    Едва Сергей снял одну штанину, в зале раздался крик:

    – Снимай штаны, я готова!

    Сидя на тренажере и держась за рукоять широким хватом, Эмма вытягивала ноги из-под специальных опорных валиков с безумным взглядом. Выполнение упражнения без страховки Сергея делало Эмму чуть ли не героиней спортивных состязаний, о чём немедленно должны были узнать все присутствующие.

    На следующий день жертвами Эммы пали ещё две посетительницы вместе с тренером. Сергей тщетно пытался оградить девушек от Эммы. Ей мешало не только присутствие, но и дух посторонних в зале. Тренажерный зал, оборудованный в соответствии с последними тенденциями в сфере фитнеса, занимающий весь первый этаж двухэтажного дома Эммы пустовал, в то время как она «воспитывала» посетителей студии.

    – Отойдите ещё дальше. Вы мне мешаете! – заявила она.

    – Эмма, девочки на безопасном расстоянии от тебя, – осторожно попробовал вмешаться тренер Сергей.

    – Пошёл на х.. – отрезала Эмма.

    Полгода в беззвучном режиме лишило Эмму общения с Сергеем. Силовые тренировки уступили первенство занятиям хореографией с тренером Натальей. Занятия ни свет ни заря, по праздникам и в выходные, определенной громкости музыка, жалобы на скуку жизни в полном объёме доставались теперь Наталье.

    Этим ранним утром Эмма, не изменяя своей традиции держать под контролем всех посетителей клуба, решила объяснить тяжеловесу Екатерине какой должна быть громкость убийственного рока.

    – Сделай музыку тише, – крикнула она Кате.

    – Ты занимаешься в том зале, вот иди и занимайся дальше, – спокойным тоном ответила Катя, закончив делать жим штангой.

    Но Эмма была бы не Эммой, если бы оставила всё как есть. Вернувшись к станку, она попыталась продолжить занятие, но характерные риффы жёсткого рока разбивались о её голову. Легкое парение души под Баха уступило место злости на человека, посмевшего нарушить идиллию.

    – Выключи музыку! – заорала она во всё горло через весь зал.

    Екатерина медленно повернулась в сторону Эммы.

    – А то что?!

    – Я тебя сейчас ударю! – с яростью выпалила Эмма.

    – Давай! – с призывной улыбкой сказала Екатерина, вставая со скамьи для жима штанги.

    Глаза Эммы горели возбуждением. С разбега она замахнулась рукой на Катю, но та успела схватить руку Эммы ещё в воздухе. Бах уступил место Чайковскому в тот момент, когда Эмма занесла вторую руку для удара. Противница сдавила её и оторвала Эмму от пола. Обе девушки в лосинах вместо воздушных пачек создали захватывающее действие в студии зала вместо сцены. Светлое и темное, белое и черное слилось воедино, увлекая в свой танец не маленьких лебедей. Эмма изо всех сил пыталась достать ногами Катю. Тонкие, изящные движения белого лебедя были прерваны недосягаемым черным. Катя откинула Эмму в сторону, но та не сдавалась. Сергей метался между белым и чёрным лебедем, пока не встретился взглядом с Катей, поняв неотвратимость того, что должно было произойти сейчас. Мутные, налитые гневом глаза, выбившиеся из-под банданы и ощетинившиеся волосы, внезапно проступившие жилы на шее – внушали страх жертве. Катя вдруг крепко схватила за плечи Эмму и подняла её вверх. Глаза Эммы выражали дикий ужас. Энергия плотного чёрного лебедя перетекла вверх и вырвалась наружу, изо всех сил кинув белого лебедя о пол. Грохот от удара на мгновение заглушил музыку. Почти безжизненное тело Эммы распласталось на полу. Дыхание перехватило. Руки со скрюченными по-птичьи пальцами вверх вытянулись. Глаза оставались неподвижны. Слеза не сдержалась на реснице и предательски покатилась по бледной щеке. Екатерина стряхнула руки и вернулась к скамье для жима. Из колонок продолжил вырываться тяжёлый рок, заглушая журчащий поток звуков виолончели.

    0 0 vote
    Article Rating
    Подписаться на
    guest
    0 Комментарий
    Inline Feedbacks
    View all comments