Экзамен по зарубежной литературе в инязе. Закулисье.

Главная » Без рубрики » Экзамен по зарубежной литературе в инязе. Закулисье.

    29 Дек 2017

    26 декабря я сдала экзамен по новой зарубежной литературе. Во время экзамена профессор озвучил несколько вопросов, которые вызвали большой интерес. Уверена, что и вам будет любопытно узнать, какие это были вопросы. Речь не идет о теории литературы с классическими: – Что такое синкретизм? – Постмодернизм как маргинализм? – Какие роды и жанры литературы вы знаете?
    Предновогодняя гирлянда из лампочек с вычурными названиями: полифония, сублимация, антиутопия, эклектика и гротеск, – мигала, сигнализируя о низком уровне знаний.
    Студенты скидывали в общий алхимический котел одно за другим несочетаемое явление, понятие, компонент – в надежде выдержать экзамен, прочитав пару книг из 68 заданных.

     

    – Виктория, почему Вы не посещали занятия?
    – Всему виной работа.
    – А кем Вы работаете?
    – Менеджер в Цветмет.
    – А почему не по профессии?
    – Пока удалось устроиться только на эту работу. А там, знаете ли, не до чтения.
    – Я понял. У всех работа. Одному мне делать нечего – читаю.
    – Ну, блин. Там реально не до книг.
    – Виктория, Вы будущий филолог, что за слова?
    – Блин. Ну, блин, я не могу, блин, без этого слова, блин.
    В аудитории раздался смех.
    – А с кем я общаюсь. Как устроилась на эту работу, пошла по наклонной. Так, сколько Вы мне поставите?
    – Виктория, не буду уточнять, где Вы работаете по субботам…
    – Блин, люди, не ходите работать в Цветмет.

     

    – Сколько книг Вы прочитали?
    – Две. Сейчас пытаюсь одолеть Маркеса «Сто лет одиночества».
    – Хорошо. Давайте обсудим эту книгу.
    – Но я ещё не дочитал её до конца. Осталось чуть больше половины.
    – Что Вы можете сказать по поводу прочитанного? Какая общая концепция романа?
    – Если честно, то я не совсем его понял.
    – В каком стиле написано произведение?
    – Фантастика. Два года шёл дождь. Это же невозможно…
    – Пять, если быть точным. Магический реализм. Какие формы времени и хронотопа в романе?
    – А что с ними?
    – Вы не заметили, что история основания Макондо имеет параллель с грехопадением Адама и Евы и изгнанием их из рая, появление в Макондо Вечного Жида, пятилетний дождь – Всемирный потоп, гибель птиц и разрушение Макондо ураганом – Апокалипсис?..
    – Я даже не подумал об этом. Сложный роман, тяжело читается, с трудом воспринимается.
    – Почему Вы редко посещали занятия?
    – У меня две работы. Время остается только на сон.
    – Зачем Вам в таком случае диплом, если нет времени на обучение?
    – Если я брошу работу, то я не смогу оплатить обучение, – студент оправдывал сам себя.
    – А работать в этой области с таким уровнем знаний Вы сможете?
    Повисла затяжная пауза.

     

    – Фух, пронесло. В билете попались две книги, которые я прочитала. Главное, сделать умное лицо.

     

    – Вы читали «Пятый ребёнок» Лессинг?
    – Да.
    – О чём роман? – Бессвязный поток пересказа, как помои из школьной столовой, обрушился на оставшихся присутствующих. – Я не прошу описать содержание. С каким существом сталкивается семья Ловаттов?
    – С необычным.
    – А если подробнее. Проанализируйте образ Бена.
    – Он был не такой, как другие дети. Отличался от всех.
    – В чём было отличие?
    Долгая гнетущая пауза становилась невыносимой.
    – Вы роман читали?
    – Да.
    – Так каким ребёнком был Бен?
    Для студента-халявщика, получающего стипендию, но не утруждающего себя учебой, имя «Бен» всякий раз звучало как БАМ по голове.
    – Случайная генетическая ошибка, тролль, гоблин, неземной ребенок, Франкенштейн. По вашему мнению, это немного необычный? – не выдержал профессор.

     

    – Итак, что Вы читали?
    – Шлинка «Чтец».
    – Шлинк, – поправил профессор. – Оказывается, не только Ремарку можно сменить пол.
    Студентка принялась пересказывать сюжет романа.
    – Мне известно содержание. Давайте лучше поговорим о том, какие табуированные темы поднимались в романе.
    – Отношения между людьми с большой разницей в возрасте, – выпалила студентка без раздумий.
    – И всё? Вы только это заметили?
    – Нет. Неграмотность главной героини.
    – А вопрос виновности? Нацистский режим?
    – Ну да, конечно.
    – Как Вы считаете, почему за день до выхода на свободу Ханна Шмиц вешается в камере?
    – Не знаю.
    – Как Вы думаете, правильно ли Ханна поступила, когда во время бомбёжки и начавшегося пожара не открыла двери 300 еврейским женщинам, которые укрывались в церкви и заживо там сгорели?
    – Да. Если бы она открыла двери, то её бы расстреляли. Я думаю, в этом нет ее вины.
    – Так почему Ханна покончила собой?
    – Может, из-за того, что раскаялась в преступлении против человечества?
    – Вы же только что утверждали обратное, что её вины не было, и она не могла поступить иначе.
    – Ну, не знаю.
    Заключительный ответ поставил жирную точку в дискурсе с будущим филологом. Классическое мышление не присуще новому поколению филологов. Их экспериментальная творческая лаборатория находится на переходных этапах истории инстаграм и телеграм, а не культуры или искусства.

    Друзья, предлагаю обсудить те самые вопросы, которые прозвучали на экзамене и вызвали у меня интерес. Мои ответы вы сможете прочитать в отдельном посте.

    1. Чем отличается Ветхий Завет от Нового Завета?
    2. Почему Бог спас Ноя?
    3. Почему атеист Барнс в своем самом читаемом произведении «История мира в 10 ½ главах» поместил Гитлера в рай? Под пером Барнса появилась новая версия Библии. Книга, которая медленно и методично, подобно жуку-древоточцу, подтачивает столпы религиозных догматов. Порекомендовали бы вы этот роман к прочтению? Если прогуглить фамилию Барнса на постсоветском пространстве, то получаешь десять миллионов ответов. Если Тургенева запустить, то всего три миллиона ответов. Выходит, что у русскоговорящего населения Барнс в три раза популярнее Тургенева. Вы считаете такую популярность заслуженной? И чем это вызвано?

    Мои рекомендации к прочтению из курса магистратуры по филологии. Пишите в комментариях название книги, о которой хотели бы прочитать мой анализ.

    Стайрон «Выбор Софи»


    Ондатже «Английский пациент»


    Исигуро «Остаток дня»


    Шлинк «Чтец»


    Уэльбек «Элементарные частицы»

     

    Кундера «Невыносимая легкость бытия»
    Зюскинд «Контрабас»

    Каннингем «Часы»

    Елинек «Пианистка»

     

    0 0 vote
    Article Rating
    Подписаться на
    guest
    0 Комментарий
    Inline Feedbacks
    View all comments