16 дней противодействия насилия в Украине

Главная » Блог » 16 дней противодействия насилия в Украине

    08 Дек 2017

    На семинаре много внимания было уделено этике общественных и семейных отношений. Как это относится к теме насилия? Давайте обсудим вместе.

    В современном обществе происходят трансформации с чувством собственного достоинства. Это чувство не врожденное, мы ему учимся каждый день. Если общество организовано таким образом, что людей унижают, они будут испытывать нехватку чувства собственного достоинства и несовершенства: то им стыдно, то неудобно, то чувство вины. Но нам внушают, зато человек совестливый, а значит, хороший, а значит, добропорядочный гражданин, который живет «по-правильному». В нашей среде очень часто можно наблюдать как бы невидимое унижение: повышенный голос родителей при посторонних людях и воспитателей в детском саду (психологическое насилие), зарегламентированное поведение в общественных институтах, сексизм, пренебрежительное отношение руководителей к своим подчиненным и т.д.

    Американский философ Джон Ролз в своей книге «Теория справедливости» 1971 года связал чувство собственного достоинства со справедливым обществом, с социальным и политическим взглядом на общество, с устройством институтов. Ролз пишет, что чувство собственного достоинства состоит из двух частей: оно предполагает веру в значимость своего жизненного проекта и волю – для того, чтобы этот проект реализовывать. Если нам говорят постоянно в обществе «от вас ничего не зависит», «то, что вы делаете, незначимо», «вы ни на что не способны», «мы сделаем это лучше, чем вы» – это удар по чувству собственного достоинства. В то же время, согласно Ролзу, – это базовое благо справедливого общества, потому что униженные люди циничны, безразличны, они не могут солидаризироваться с другими людьми, и мы получаем атомизированное, разобщенное общество. То, что мы наблюдаем сегодня.

    Психотерапевт Берт Хеллингер сказал: «Чувства вины и стыда – это путь к могиле». Действительно ли мы такие ущербные, какими себя ощущаем? Почему нам так часто заранее стыдно и неудобно за себя? Задумывались ли вы над тем, почему те, кому не стыдно, такие здоровые и успешные?

    Вместо того чтобы взращивать в себе разрушающее чувство вины, обиды и злости, стоит лучше научиться делать выводы из своих поступков. Не культивировать вину в других: внушать детям, мужу и близким людям. Если обратиться к исследованиям того, что происходило в концлагерях, ряд философов пишут, что человек может вынести и нечеловеческое. Переживая опыт унижения, опыт подавления чувства собственного достоинства, люди все равно остаются людьми. Мы как бы падаем в бездну бесчеловечного и как жертвы, и как палачи… В концлагерях над палачами также производилась работа, кому-то внушалось, что он или она всего лишь звено в цепи и не несет ответственности за происходящее; кому-то – что причинение насилия необходимо для прогресса или для удовольствия. Другими словами, насильники тоже социально производятся, как и жертвы. Значит, нужно противостоять созданию и поддержанию именно социального устройства, которое производит палачей, а не бороться с «природой человека».

    В одной из наиболее фундаментальных работ «Критика чистого разума» в истории философии Кант утверждал, что достоинство – это неустранимая, внутренняя ценность. После ужасов 20-го века оказалось, что можно быть людьми очень по-разному и что можно лишиться чувства собственного достоинства. Однако и у жертвы, и у палача остается шанс вернуть человеческое достоинство. Те немногие, кому удалось преодолеть положение «живых трупов» концлагерей, оказались в новой ситуации – они стали Свидетелями. Они больше не могли жить прежней жизнью, они постоянно рассказывали о пережитом и винили себя за то, что выжили. Это специфическая форма возврата, обнаруживающая не известные ранее способы бытия людьми.

    Поменялись ли люди? И да, и нет. В первую очередь, изменения происходят с институтами, с межчеловеческими отношениями, с социальными практиками. Общество можно организовать так, что люди превратятся в марионеток, будут предельно унижены, будут безвольны, а часть людей будут выполнять приказы и уничтожать других. Поэтому внимание надо сконцентрировать на том, какие у нас социальные практики и институты, а не на «человеческой природе». Какие у нас ключевые ценности? С какими институтами в первую очередь связано социальное унижение? Все это может придавать разные формы «шкале человеческого». А если мы не будем строить горизонтальных отношений (работать «без погон» как на прошедшем семинаре) – будем либо командовать, либо подчиняться. Взаимное уважение, о котором много говорилось на семинаре, предполагает, что я доверяю другому человеку, готова поделиться и услышать другое мнение, и меня это не уничтожает.

    Можно стараться закрывать глаза на то, что происходит, но обязательно будут те, кто не станет этого делать, и они будут воодушевлены переменами. Именно с этой целью был организован и проведен семинар, где каждая структура делилась своим разнообразным опытом,  который не возьмешь из книг и интернета, так как он привносится вместе с новыми социальными практиками и институтами. Координатор семинара-практикума, Светлана Саламатова, наглядно показала, как пользоваться разными инструментами, какие для этого нужны актуальные знания и чувствительность к разнообразному опыту, которого так не хватает на постсоветском пространстве. Созданные на семинаре отдельные дорожные карты совместных действий для эффективного перенаправления в случае обращения пострадавших от психологического, физического, сексуального и экономического насилия связали нас в единство. Семинары подобного плана формируют сегодня в решающей степени и наше Я, и наше общество.

     

     

     

     

     

     

     

    0 0 vote
    Article Rating
    Подписаться на
    guest
    0 Комментарий
    Inline Feedbacks
    View all comments